Статьи

Необоснованная налоговая выгода по НДС

При проверках налоговые органы часто используют в качестве основания для доначисления налогов, пеней и штрафов получение необоснованной налоговой выгоды (термин, пришедший на смену понятию «недобросовестный налогоплательщик»). Понятие налоговой выгоды, а также основания для признания ее получения необоснованным описаны в Постановлении Пленума ВАС РФ от  12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»(далее – Постановление № 53). В настоящий момент сложилась обширная арбитражная практика по обжалованию решений налоговых органов, в которых основанием для доначисления является получение необоснованной налоговой выгоды. Анализу такой судебной практики и посвящена данная статья.

Презумпция добросовестности налогоплательщика 

Презумпция добросовестности налогоплательщика – это принцип, закрепленный в  НК РФ (п. 7 ст. 3п. 6 ст. 108 НК РФ ), которым должны руководствоваться и налоговые органы при вынесении решений, и суды при рассмотрении налоговых споров.

Для налоговых органов, однако, одной из приоритетных задач является увеличение налоговых поступлений в бюджет, при этом соблюдение принципа презумпции добросовестности налогоплательщиков часто отходит на второй план. При проверке налоговый инспектор выполняет, по сути, функцию сбора обвинительных доказательств для выявленных случаев занижения налогов. Сложно предположить, что при этом он встанет на защиту интересов налогоплательщика и будет оценивать собранные доказательства с применением принципа презумпции добросовестности, ведь невозможно быть одновременно и обвинителем и защитником.

Закрепление презумпции добросовестности налогоплательщика в  НК РФ тем не менее не носит декларативного характера и необходимо для того, чтобы налогоплательщики могли защищать свои права в судебном порядке. Оценивая законность решений, вынесенных по результатам проверок налоговыми органами, суд проверяет соблюдение сторонами норм налогового законодательства. Еще в 2003 году Конституционный суд РФ в Определении от  16.10.2003 № 329-О указал, что по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. В обоснование указанного положения суд сделал важный вывод о том, что правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. На практике это должно было означать, что при рассмотрении налоговых споров арбитражный суд обязан исследовать и оценить не только случаи нарушения налогоплательщиком (группой налогоплательщиков) налогового законодательства, но и недобросовестность или, напротив, добросовестность субъектов налоговых правоотношений. При этом оценка действий налогоплательщика как недобросовестных часто становилась решающим аргументом для признания его виновным в совершении налогового правонарушения. К сожалению, в  НК РФ отсутствуют критерии, руководствуясь которыми можно признать действия налогоплательщика добросовестными. Сформулированного КС РФ общего тезиса о недопустимости возложения дополнительных обязанностей на налогоплательщиков также оказалось недостаточно для того, чтобы арбитражные суды применяли единый подход при рассмотрении налоговых споров. Восполнить эти недостатки было призвано Постановление № 53 , в котором по результатам обобщения и анализа сложившейся арбитражной практики были сформулированы более подробные подходы к оценке добросовестности в налоговых отношениях. В этом документе ВАС еще раз подтвердил, что, во-первых, при разрешении налоговых споров суд должен исходить из презумпции добросовестности налогоплательщика, то есть из предположения о том, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, отраженные в бухгалтерской и налоговой отчетности, достоверны. Во-вторых, был сформулирован общий подход, в соответствии с которым для получения налоговой выгоды налогоплательщику достаточно представить в налоговый орган правильно оформленные документы, предусмотренные НК РФ. Налоговый орган может посчитать получение налоговой выгоды необоснованной, только если докажет, что сведения, содержащиеся в таких документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (естественно, действия налогоплательщика при этом должны быть обусловлены разумными экономическими причинами).

Увы, как показывает практика, несмотря на то, что в соответствии со ст. 65 АПК РФ, обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения, возлагается на налоговый орган, налогоплательщики должны быть готовы, со своей стороны, активно опровергать предъявленные обвинения. Для принятия судом решения в пользу налогоплательщика по спорам, связанным с получением необоснованной налоговой выгоды, нужно, чтобы не только налоговый орган не сумел доказать факты, которые легли в основу оспариваемого решения, но и одновременно налогоплательщик должен доказать, что действовал в полном соответствии с налоговым законодательством.

Сформулированные в Постановлении№ 53конкретные признаки и обстоятельства, которые могут свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды, стали широко использоваться и при вынесении решений налоговыми органами, и при рассмотрении споров в суде. Анализ сформировавшейся судебной практики по таким спорам может помочь налогоплательщикам минимизировать налоговые риски и заранее разработать систему доказательств своей добросовестности.

Необоснованная налоговая выгода и   НДС 

Недобросовестные контрагенты 

В отношении налога на добавленную стоимость самыми популярными основаниями для обвинения налогоплательщиков в получении необоснованной налоговой выгоды является совершение согласованных действий, направленных на создание схем по возмещению налога, в том числе неисполнение поставщиками налогоплательщиков своих налоговых обязательств. Более того, проводя проверки деклараций, в которых НДС заявлен к возмещению, в том числе и по экспортным операциям, налоговые органы проверяют всю цепочку поставщиков товаров на предмет исполнения ими требований НК РФ. Если какой-нибудь из них не представляет по требованию ИФНС сведения[1] или, еще лучше, сдает «нулевую» отчетность либо не исполняет свои налоговые обязательства, налоговый орган, как правило, принимает решение об отказе в вычете по НДС налогоплательщику, представившему декларацию.

Арбитражная практика по оспариванию таких решений складывается, как правило, в пользу налогоплательщика. В качестве примера рассмотрим Постановление ФАС СЗО от  19.11.2007 № А05-4358/2007[2]. При принятии оспариваемого решения об отказе налогоплательщику в вычете по НДС налоговый орган руководствовался следующими доводами:

–выявлены факты недобросовестности субпоставщиковналогоплательщика, а именно отсутствуют управленческий и технический персонал, производственные активы, складские помещения, транспортные средства;

–субпоставщики не представляют налоговую и бухгалтерскую отчетность по месту их регистрации;

–субпоставщики не выполняют требования инспекции о представлении документов по сделкам. В действиях налогоплательщика и цепочке его поставщиков, по-мнению ИФНС, присутствуют признаки схемы, направленной на незаконное возмещение налога из бюджета, таким образом, налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду.

Суд, признавая решение недействительным, указал, что в данном случае налоговый орган не доказал необоснованность получения обществом налоговой выгоды. По мнению суда, ИФНС не подтвердила допустимыми доказательствами обстоятельства, которые могли бы свидетельствовать о необоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды и наличии в действиях заявителя и его контрагентов согласованных действий по созданию незаконных схем для противоправного получения из бюджета сумм НДС. Спорные обстоятельства (недобросовестность субпоставщиков налогоплательщика) не подтверждают недобросовестность заявителя и могут лишь свидетельствовать о возможной недобросовестности самого поставщика, а  НК РФ не обуславливает право налогоплательщика на возмещение налога представлением контрагентами его поставщиков в налоговый орган запрашиваемых документов или иной информации и уплатой ими в бюджет полученных сумм налога.

Руководствуясь п. 10 Постановления № 53, суд сделал вывод: налоговый орган не доказал, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, допущенных контрагентами.

При принятии решения суд сослался также на Определение КС РФ от  16.10.2003 № 329-О, в котором было закреплено положение о том, что налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Примером аналогичных решений в пользу налогоплательщиков в схожих ситуациях могут быть постановления ФАС ПО от  20.09.2007 № А57-1943/07-28[3], ФАС СЗО от  06.11.2007 № А05-5457/2007[4], ФАС СЗО от  18.10.2007 № А05-4325/2007[5].

При отмене решения налоговой инспекции об отказе в вычете по НДС в похожей ситуации, когда недобросовестными можно было считать поставщиков второго и третьего уровней дополнительным доводом в пользу налогоплательщика послужило то, что им была проявлена должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагентов (см. ПостановлениеФАС СЗО от  09.01.2008 № А05-6417/2007[6] ). Перед совершением сделок общество запросило у организаций документы, подтверждающие их фактическую деятельность, в том числе копии свидетельств о постановке на учет в налоговом органе. Из представленных документов следовало, что поставщики зарегистрированы в качестве юридических лиц, располагаются по юридическому адресу, представляют налоговую отчетность. Налоговый орган не сумел доказать согласованность действий налогоплательщика и его поставщиков, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды, поэтому суд посчитал, что НДС заявлен к вычету правомерно.

В споре, который рассматривал ФАС ВСО(Постановление от  25.10.2007 № А19-7771/07-18-Ф02-8021/07[7]), налогоплательщику удалось отстоять свое право на вычет НДС в ситуации, когда, по мнению ИФНС, его поставщики (в том числе первого уровня) являлись взаимозависимыми с налогоплательщиком и недобросовестными, хозяйственные операции реально не осуществлялись, платежи по сделкам осуществлялись транзитом. Совокупность вышеизложенных обстоятельств позволила ИФНС сделать вывод о том, что сделки, заключенные обществом с поставщиками, являются формальными, направленными исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды.

Суд, отменяя решение налогового органа, указал: то обстоятельство, что встречными проверками были установлены нарушения налогового законодательства, допущенные поставщиками заявителя и третьими лицами – контрагентами поставщиков, является основанием для привлечения последних к налоговой ответственности в установленном законом порядке и не может служить причиной для отказа добросовестному налогоплательщику в возмещении НДС, уплаченного поставщику.

Нарушение налогового законодательства поставщиками налогоплательщика без установления фактов недобросовестности самого налогоплательщика, а также отсутствие совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами (в том числе невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности и т. д.) не могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении необоснованной налоговой выгоды. Налоговым органом недобросовестность налогоплательщика не доказана, поэтому отказ в возмещении НДС не обоснован. Такие же выводы сделаны в Постановлении ФАС СЗО от  28.09.2007 № А05-1983/2007[8].

Взаимозависимые лица и поставщики­банкроты 

В ПостановленииФАС СЗО от  20.09.2007 № А05-7/2007[9] суд подтвердил право налогоплательщика на вычет НДС в ситуации, когда товар был закуплен у организации, являющейся по отношению к налогоплательщику взаимозависимой (у обеих организаций был один и тот же учредитель и директор). При вынесении решения налоговая инспекция также посчитала, что отсутствовал экономический смысл в сделке по закупке товара по цене 7 434 руб. за единицу, в том числе НДС – 1 134 руб., ведь на экспорт товар был реализован по цене 7 000 руб.

Принимая решение в пользу налогоплательщика, суд использовал следующий подход: налоговые органы при исчислении налогов вправе проверить правильность применения цен по сделкам между взаимозависимыми лицами (пп. 1 п. 2 ст. 40 НК РФ), но сама по себе взаимозависимость юридических лиц не может являться основанием для отказа в применении вычетов по НДС. В данном случае, по мнению суда, налоговый орган не доказал, что наличие взаимозависимости повлияло на результаты экспортных сделок и на право общества применить налоговые вычеты.

Был отклонен и довод инспекции об отсутствии экономической выгоды при совершении сделок по приобретению и реализации на экспорт товара. Из сравнения цен по сопоставимым данным (без учета НДС) следует, что приобретение товара осуществлялось по цене 6 300 руб., а реализация – по цене 7 000 руб. с каждой тонны, то есть экономическая выгода составляет 700 руб. с каждой тонны.

Таким образом, сопоставив цены приобретения обществом товаров и их реализации на экспорт, суды сделали правомерный вывод о том, что хозяйственные операции общества обусловлены разумными экономическими и иными причинами, а обществом получена прибыль. Недобросовестность налогоплательщика и необоснованность получения им налоговой выгоды налоговым органом не доказаны, следовательно, налогоплательщик считается добросовестно выполнившим свои обязанности и имеет право на получение налоговой выгоды в виде вычета по НДС.

В Постановлении от  17.12.2007 № Ф04-145/2007(166-А03-25)[10] ФАС ЗСО признал право налогоплательщика на вычет НДС в схожей ситуации, когда товар приобретался налогоплательщиком у поставщика, являвшегося 100%-ным учредителем налогоплательщика. При этом поставщик в момент совершения сделок находился в процедуре банкротства и в соответствии с законодательством о банкротстве, устанавливающем очередность платежей, не уплачивал в бюджет начисленные суммы налогов. Дополнительным доводом в пользу налогоплательщика послужило то обстоятельство, что он был зарегистрирован и начал работать до того, как в отношении поставщика была начата процедура банкротства, поэтому при принятии решения суд отклонил довод налоговой инспекции об учреждении налогоплательщика и совершении им экспортных операций с целью создания схемы ухода от налогов. О правомерности применения вычета по НДС по товарам, закупленным у поставщика-банкрота, заявил и ФАС ДО в Постановлении от  12.09.2007 № Ф03-А51/07-2/3587[11].

Приобретение товаров у   комиссионеров 

Интересная ситуация была рассмотрена в Постановлении ФАС СКО от  24.09.2007 № Ф08-6300/2007-2315А[12], когда налогоплательщик заявил вычет по НДС по товарам, приобретенным им у комиссионера. Налоговый орган посчитал, что из-за нарушений комитентом правил выставления счетов-фактур в адрес комиссионера (составлялся один сводный счет-фактура на все проданные товары по итогам периода, который подписывался электронно-цифровой подписью), в вычете по НДС налогоплательщику должно быть отказано. Суд, отменяя решение ИФНС, указал, что по договорам комиссии в соответствии с нормами ст. 990 ГК РФкомиссионер приобретает права и обязанности по сделкам, в том числе передает товары, выписывает счета-фактуры. Так как у налогового органа не было замечаний к счетам-фактурам комиссионера, а  НК РФ не ставит право на вычет в зависимость от соблюдения комитентами налогоплательщиков своих налоговых обязательств, налогоплательщиком обоснованно заявлено право на вычет НДС. В аналогичных ситуациях ФАС СКО придерживается такой же логики (см. постановления от  23.10.2007 № Ф08-6527/2007-2409А[13], от  25.09.2007 № Ф08-6302/2007-2321А[14]).

Как   доказывают получение необоснованной налоговой выгоды 

Иногда налоговым органам удается доказать в суде недобросовестность налогоплательщиков и отказать им в получении налоговой выгоды по причине ее необоснованности. На первый взгляд обстоятельства, при наличии которых суд признает налогоплательщика недобросовестным, совпадают с обстоятельствами, по которым в выше описанных делах получение налоговой выгоды было признано обоснованным. Это могут быть отсутствие технических и финансовых возможностей для осуществления операций, неосуществление реальной деятельности и т. п. Существенным отличием дел, в которых налогоплательщиков признают недобросовестными, является то, что налоговым органам удается доказать преднамеренное создание налогоплательщиком ситуации, целью которой является получение необоснованной налоговой выгоды, а также согласованность действий налогоплательщиков и их поставщиков. Например, в деле, рассмотренном ФАС УО (Постановление от  09.10.2007 № Ф09-8224/07-С2[15]), фактом, доказывающим недобросовестность налогоплательщика, стало обнаружение в офисе его поставщика учредительных документов и печати лица, которому налогоплательщик продал товары на экспорт.

В ситуации, когда налогоплательщик закупал товар у сельхозпроизводителей, не являющихся плательщиками НДС, через фирму-посредника в деле, рассмотренном ФАС УО (Постановление от  24.09.2007 № Ф09-7857/07-С2[16]), суд признал получение налоговой выгоды в виде вычета по НДС необоснованным, так как налоговому органу удалось доказать фиктивность договорных отношений между налогоплательщиком и поставщиком. Помимо того, что поставщик сам не являлся добросовестным налогоплательщиком – не находился по юридическому адресу, представлял «нулевые» декларации по НДС, не имел счетов в банках, налоговый орган сумел доказать, что сделки по покупке товара осуществлялись работниками налогоплательщика от имени поставщика.

В деле, рассмотренном ФАС ВСО(Постановление от  17.08.2007 № А19-22240/06-24-Ф02-5293/07[17]), суд отказал налогоплательщику в вычете в следующей ситуации: налогоплательщик оплатил товары и услуги поставщика денежными средствами, полученными от третьего лица в счет вклада в уставной капитал налогоплательщика. При этом оплата была в адрес этого же третьего лица, которому поставщик налогоплательщика уступил по договорам цессии задолженность налогоплательщика по приобретенным товарам и услугам. Все расчеты были произведены в одном банке в течение одного дня. Суд, рассматривая дело, указал, что получение налоговой выгоды может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, суд может отказать в признании полученной налоговой выгоды обоснованной. При этом взаимозависимость участников сделок, осуществление расчетов с использованием одного банка, осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, использование посредников при осуществлении хозяйственных операций – обстоятельства, которые сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Однако в совокупности с иными обстоятельствами, в частности с реальным смыслом осуществляемых операций, они могут быть признаны свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Рассмотрев обстоятельства дела, суд установил, что посредством включения в состав расходов при проведении оплаты спорных счетов-фактур денежными средствами, полученными в результате проведения в один день банковских операций между взаимозависимыми лицами по замкнутому кругу, при отсутствии внешнего источника денежных средств налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду.

Часто суды приводят довод о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности при выборе поставщиков, при этом законодательство не устанавливает порядка проявления этой самой должной осмотрительности. В Постановлении № 53указано только, что если налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, но тем не менее сделка была совершена, то налогоплательщик может быть признан действовавшим без осмотрительности и осторожности, а полученная им налоговая выгода – необоснованной. ВАС РФ приводит лишь один пример, когда налогоплательщик может знать о нарушениях контрагентом налогового законодательства, – если оба они являются взаимозависимыми лицами. На практике суды расширяют этот перечень, и, например, отсутствие сведений о поставщике налогоплательщика в ЕГРЮЛ является основанием для признания необоснованным получения налогоплательщиком налоговой выгоды. Например, ФАС ЦО в Постановлении от  19.03.2008 № А68-1616/07-35/18 отказал налогоплательщику в получении вычета по НДС из-за того, что предъявленные поставщиком счета-фактуры содержали недостоверные сведения, так как он зарегистрирован по утерянному паспорту, не находится по указанному в документах адресу, сведений о поставщике нет в ЕГРЮЛ. Налогоплательщик, заключая договор с поставщиком, не получив объективную информацию из налоговых органов о его правоспособности, приняв от него документы, содержащие недостоверную информацию, по мнению суда, взял на себя риск негативных последствий, таких как невозможность документально подтвердить обоснованность заявленных налоговых вычетов по НДС. В данном случае нет оснований считать, что общество проявило должную осмотрительность в выборе контрагента. Указанный вывод подтвержден данными встречных проверок налоговым органом по месту нахождения поставщика, сведениями, полученными из правоохранительных органов, поэтому налогоплательщику было отказано в праве на вычет НДС.

В деле, рассмотренном ФАС МО(Постановление от  18.09.2007 № КА-А40/9203-07[18]), налогоплательщику также было отказано в получении налоговой выгоды. Налогоплательщик являлся заказчиком строительных работ, для выполнения которых привлекал подрядные организации. Они, в свою очередь, привлекали субподрядчиков, которые, судя по документам, и выполняли работы на объекте. Судом было установлено, что большинство организаций-субподрядчиков, принимавших участие в строительстве объекта, не были добросовестными налогоплательщиками: обладали признаками фирм-однодневок, по адресу регистрации не находились. При этом адреса организаций являлись адресами массовой регистрации; руководители, главные бухгалтеры и учредители данных организаций занимали соответствующие должности также в ряде других организаций; должностные лица находятся в розыске, у организаций отсутствуют получатели доходов (то есть не производится выплата заработной платы). Налоговая отчетность представлена или «нулевая», или с незначительными показателями, финансово-хозяйственные операции по выполнению строительных работ в налоговой отчетности не отражены. Основные средства практически отсутствуют. Данные обстоятельства подтверждаются справками о результатах проведения контрольных мероприятий, налоговой и бухгалтерской отчетностью проверенных организаций. При этом налоговый орган не имел претензий к генеральному подрядчику налогоплательщика. Основным доводом, легшим в основу судебного решения об отказе в получении налоговой выгоды, стал тот факт, что в соответствии с условиями договора, заключенного между налогоплательщиком и генеральным подрядчиком, налогоплательщик должен был быть осведомлен обо всех организациях-субподрядчиках, принимавших участие в строительстве объекта, поскольку выбор субподрядчиков и заключение договоров с ними подлежал согласованию с ним. Таким образом, общество не могло не знать, какие именно организации принимали участие в строительстве объекта, и следовательно, должно было проявить должную осмотрительность и осторожность при выборе организаций-субподрядчиков.

Обобщая проанализированную судебную практику, можно сделать вывод о том, что для опровержения возможных обвинений в недобросовестности налогоплательщики должны проверять своих поставщиков, при этом как минимум необходимо получить выписку из ЕГРЮЛ и копию свидетельства о постановке на налоговый учет, а также документ, подтверждающий полномочия лица на подписание договоров. Кроме того, необходимо активно опровергать выдвигаемые налоговой инспекцией обвинения – в этом случае суду будет легче принять решение в пользу налогоплательщика. Увы, предсказать, какое решение примет суд, не представляется возможным, потому что исследование вопроса о добросовестности налогоплательщиков (а это оценочная категория) всегда носит субъективный характер.

[19] Как правило, для получения сведений о происхождении товара и исполнении всеми участниками цепочки поставщиков налоговых обязательств по НДС, ИФНС опирается на нормы ст. 93.1 НК РФ, в которой

описан порядок получения информации о налогоплательщике у его контрагентов. При этом налоговый орган расширительно толкует указанную норму, которая устанавливает обязанность по предоставлению информации только для контрагентов налогоплательщика. Поставщики поставщиков налогоплательщика таковыми не являются, следовательно, не обязаны представлять в ИФНС какие-либо сведения в описываемой ситуации.

Автор — эксперт журнала «Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения».

[1] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  07.02.2008 № 502/08.

[2] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  28.01.2008 № 98/08.

[3] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  28.01.2008 № 87/08.

[4] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  28.01.2008 № 81/08.

[5] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  21.02.2008 № 2369/08.

[6] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  21.02.2008 № 1999/08.

[7] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  07.02.2008 № 236/08.

[8] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  07.02.2008 № 260/08.

[9] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  15.02.2008 № 1022/08.

[10] Оставлено в силе Определением ВАС РФ от  25.01.2008 № 18034/07.

[11] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  07.02.2008 № 461/08.

[12] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  07.02.2008 № 347/08.

[13] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  07.02.2008 № 788/08.

[14] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  31.01.2008 № 455/08.

[15] Оставлено без изменений Определением ВАС РФ от  18.01.2008 № 17922/07.

[16] Оставлено без изменений Определением ВАС РФ от  21.01.2008 № 14971/07.

[17] Оставлено без изменения Определением ВАС РФ от  18.01.2008 № 17562/07.

С. И. Титова